bantaputu (bantaputu) wrote,
bantaputu
bantaputu

Categories:

О концептуальной проблеме оппозиционности

Оппозицию и оппозиционеров часто критикуют за "неконструктивность", "негативный подход", "отсутствие программы действий". Интересно, что данная критика, используемая провластными высказывающимися как шельмование, на самом деле отражает концептуальную суть оппозиционных требований как таковых.

Даже самая элитаристская оппозиция даже сама не желая того всегда представляет народ (точнее, представляет ту сторону требований и желаний народа, которая этой оппозиции кажется ей удобной). Идеологически исходящее от либералов требование соблюдения законности, справедливых беспристрастых судебных разбирательств и проч. вполне народно - его исполнение полезно и выгодно народу. Идеологически исходящее от социалистов требование уменьшения или уничтожения эксплуатации людей, ограничения произвола частных предпринимателей вполне народно по той же причине. Идеологически исходящее от националистов требование примата интересов нации и нациеобразующего этноса над прочими интересами, поддержки неконкурентных преимуществ человеческой популяции вполне народно применительно к каждому конкретному народу по той же причине, что и первые два типа требований.

Отмечу, что идеологически исходящее от технократов требование централизованного управления экономическими процессами не является народным, поскольку поддерживает интересы государственной бюрократии, то есть одной из двух основных, наряду с правящим классом, ветвей власти. Я не говорю, что данное требование неразумно и не обосновано с технической точки зрения, я о другом.

Будучи по сути народными, требования оппозиции всегда несут в себе достоинства и недостатки народных чаяний. А в чём состоят народные чаяния?

Народ состоит из людей, занятых своими делами, а не абстрактными прожектами. То есть, позитивная программа у каждого представителя народа есть, и состоит она в строительстве собственной жизни в желаемом этим представителем виде. Никакую иную программу кроме индивидуально исполняемой каждым своим представителем народ выдвинуть не может - хотя бы потому, что индивидуальная программа у каждого представителя народа своя, по определению. Поэтому требования народа к власти всегда негативны. Народ хочет не добиться чего-то посредством использования власти, а защититься от того, что мешает ему реализовывать собственные позитивные программы. Народная политическая программа это всегда защита, а не наступление. Посмотрите на концептуальные требования либералов, социалистов и националистов - все они носят строго защитный характер. "Защитимся от произвола, от эксплуатации, от геноцида", а не "Построим мост через Атлантику и хороший бизнес-климат". (О мосте и климате ещё скажем ниже).

Отметим, что проистекающая из народности негативность требований оппозиции является основной причиной неудач оппозиции. Тот, кто защищается, по определению не имеет инициативы. Тот, кто не имеет инициативы, может не проиграть, но не может выиграть. Ведь он всегда жертва и просто пытается спастись; охотник же кто-то другой.

Так что же, оппозиция по определению обречена и у неё нет шансов и от неё нет пользы? Путен форева? Нет. :) Я не был бы соляристом-симметриадологом, если бы остановился на таком выводе.

Прежде всего, нужно понимать, что базовые требования народа к власти всегда негативны. Народ всегда анархист и либертарианец. Если вам кажется, что народ соборянин и монархист, например, или что он коммунист, значит вы видите только часть требований народа - ту, которая вам выгодна.

Далее, следует различать концептуальные и конкретные требования. "Не мешайте мне спать с тем, с кем я хочу" это концептуальное требование, оборонительная анархистско-либертарианская позиция. "Уберите, наконец, с тротуаров столбы со знаками, ограничивающими парковку, которые вы в "заботе о пешеходах" где попало понатыкали, кретины!" это вполне конкретное требование. Конкретным требованием может быть и строительство моста через Антантику, и создание хорошего бизнес-климата. Конкретное требование всегда является созидательным.

Власти со своей стороны практически всегда более или менее хорошо работают с конкретикой, но плохо работают с концепцией. Точнее, концепция власти не нужна, ей нужны конкретные шубохранилища. В этом власть, как и оппозиция, абсолютно народна, поскольку добивается личных целей и более ничего - но народна не в идеях, как оппозиция, а в действиях. Концепцию же власть свободно заимствует у оппозиции, причём в современной РФ даже у двух оппозиций сразу - у либеральной и у социалистической. Эта свобода заимствования объясняется чисто идеологическо-пропагандистской ролью концепций во власти.

Конкретные требования могут выдвигаться народом, в том числе через посредство оппозиции, могут реализовываться. При этом следует учитывать, что всегда хорошо или хотя бы сносно работающая с конкретикой власть постоянно готова перехватить у народа и оппозиции конкретные цели и исполнить их в том или ином, часто сильно изменённом, виде от своего имени. Что существенно уменьшает шансы оппозиции оказаться востребованной - ибо без конкретики нет власти.

Так что же оппозиции делать, если она хочет, с одной стороны, реализовываться концептуально, а с другой стороны быть полезной конкретно?

Мне представляется, что возможный путь лежит в изменении концепции государства в целом, в смене конструкции государства с институционально-бюрократической на проектно-ориентированную.

Институционально-бюрократическая власть существует сама по себе, придумывая для себя более или менее общественно полезную работу. Проектно-ориентированная власть должна, по моей идее, возникать только в момент принятия того или иного проекта ("Комиссия по строительству моста через Атлантику" и "Комитет по улучшению бизнес-климата", а не "Администрация Президента"). После того, как задача выполнена - мост построен, климат улучшен - комиссия и комитет ликвидируются. При этом, безусловно, текущее сожержание построенного моста и поддержание климата в долдном виде потребуют неких постоянных усилий. Однако в политическом отношении подобные усилия воспринимаются как полагающиеся проектам "по умолчанию" и не должны вызывать политических конфликтов. Структуры, необходимые для поддержания в работающем состоянии уже выполненных проектов, могут быть частными, могут пониматься, как отдельные проекты, но в любом случае они второстепенны с точки зрения политической жизни.

Швейцарский референдум о вопросе приобретения истребителей SAAB кажется мне годным примером проектно-ориентированного подхода. Я не уверен, что на референдуме швейцарцы сделали правильный выбор, хотя им виднее. Но в целом люди, проводившие референдум, рассуждали довольно правильно. Проблема в эпизодичности и ограниченной системности их подхода - хотя даже и с учётом этой характеристики нам у швейцарцев есть чему учиться.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments