bantaputu (bantaputu) wrote,
bantaputu
bantaputu

Category:

Окаменевшие следы Советов

По случаю мну снова обратил внимание, что по крайней мере некоторые жители по крайней мере некоторых бывших советских республик называют советский период истории этих республик оккупацией. Почему? Они - такие, как, например, gelavasadze, объясняют, что большевики насильственно, без воли местного населения и согласия международного сообщества присоединили сабжевые территории, поэтому оно есть оккупация. И, добавляют, что раз оккупация, то преступление. То же говорят и про Абхазию с Южной Осетией - "оккупация, преступление".

Всё бы неплохо, но "оккупация" это временное занятие территории противника во время войны и, в ряде случаев, в течение некоторого времени после её окончания. А силовое своевольное присоединение некоей территории "навсегда" - "аннексия". И не могу сказать, что такие вполне образованные и интеллектуально развитые люди, как упомянутый Гела Васадзе, например, были бы не способны заглянуть в словарь или понять означенную несложную терминологическую разницу.

Тогда почему всё же ими употребляется понятие "оккупация", а не гораздо более уместное "аннексия"? Казалось бы, во-первых - это терминологически неверно. Во-вторых, использование сочетания "оккупация - преступление", столь важное для таких людей, содержит в себе изъян. А именно: упоминание хотя бы об оккупации Германии союзниками после ВМВ логичность сочетания двух слов подтачивает. Применительно же к "аннексии" говорить о преступности деяния было бы намного проще и в меньшей степени чревато возражениями. Оккупация при определённых условиях современным международным правом допускается, а аннексия всегда незаконна.

Ларчик просто открывается. Задачей людей, употребляющих в данном контексте понятие "оккупация", является передача своего резко негативного отношения к предмету. В советское время слово "оккупант" было практически синонимом понятия "немецко-фашистский захватчик". Для советского обывателя понятие "оккупация" включало в себя все ужасы, которые пришлось пережить людям на захваченных гитлеровцами территориях, и однозначно идентифицировалось с абсолютным злом. А термин "аннексия" в советской пропаганде если и звучал, то применительно к каким-либо удалённым от нашей страны событиям и очень редко. Никакого резко отрицательного психологического шлейфа слово "аннексия" для воспитанного советской пропагандой человека не несёт.

В том числе для таких людей, как очаровательный Гела и его целевая аудитория. :)

Да-да. Так бывает - смотришь на человека и видишь националиста-демократа, например. А чуть поскребёшь - у него на лбу в сознании окаменевшие следы динозавра советской пропагандистской машины. Как-то вот сохранились, понимаешь...

Полагаю, что для естествоиспытателя этот факт может быть небезынтересным - а то даже и поучительным.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments