bantaputu (bantaputu) wrote,
bantaputu
bantaputu

Египет. Россия. Гражданская война.

Бурные египетские события спустя примерно два с половиной года со времени их начала стали, наконец, угрожать туристам - "священной корове" египетской экономики.

Что это означает? И причём здесь Россия?

Едва ли в Египте кто-то решил причинить зло туристам. Дело в другом, а именно том, что изменился характер противостояния сторон. Ранее, несмотря на всю свою жёсткость, противоборство предполагало возможность соглашения борющихся на той или иной платформе. В той или иной степени все стороны могли быть довольны самим фактом проведения выборов - ведь они имели шанс на победу. Движение любой страны к выборам может, пусть и с оговорками и недовольством, если не поддерживаться, то хотя бы приниматься всеми политическими акторами. Примерно так, как это было в России в ходе выборной кампании в Учредительное собрание. Пока есть шанс победить легально, драться насмерть необязательно. Когда выборы прошли и шанс исчез, правила меняются.

В несмертельной драке можно договориться с противником о каких-то правилах игры. В Египте частью таких правил было уважение нужд туристов, столь важное для страны в целом. Если туристы оказались в опасности, это означает, что изменился характер борьбы. Она приняла бескомпромиссный характер. А в тотальной войне до туристов ли?

Фактически выборы, на которых к президентской власти пришёл кандидат от "Братьев-мусульман", означали начало гражданской войны. В активную фазу эта война перешла спустя примерно год, и теперь в оной и пребывает.

Гражданские войны начинаются там, где существует в принципе нерешаемый иными методами конфликт, затрагивающий основы функционирования общественного организма, политики и экономики страны. Если договориться нельзя даже теоретически, приходится воевать. Египетское противостояние имеет характер ни много, ни мало цивилизационного конфликта. В нём сторонники общества, построенного на светских принципах, сражаются со сторонниками общества клерикального. Компромисса между ними быть не может. Нельзя провести выборы и принять законы шариата на 32%, например. Эти законы нельзя ни "разумно переосмыслить", ни "приспособить к меняющемуся обществу". Их можно либо исполнять, либо не исполнять. В лице религиозного сообщества секуляристское государство сталкивается с органически недоговороспособной стороной. С религиозниками (по крайней мере авраамического толка) нельзя договориться, как нельзя договориться с Богом (авраамическим; за других богов не ручаюсь). С Абсолютом не договариваются. Если кто-то, как ему кажется, видит перед собой договороспособного клерикала, значит он уже обманут этим клерикалом.

Выходом из такого противостояния может быть только гражданская война. Египту несказанно повезло в том, что в этой войне его армия находится на стороне светского государства (как и в Турции, например). Египту несказанно повезло и в том, что религиозным политикам не удалось "подмять" под себя армию (как это удалось сделать в Турции, например). Сейчас Египет сражается за своё будущее. Удачи ему в борьбе.

Наверняка существует некоторое количество людей, в том числе египтян, которые сейчас, когда смертельная борьба развернулась во всей своей жестокой сущности, приходят к мысли, что жаль, что нет кайзера - при нём у нас был порядок не следовало трогать Мубарака. "Был у страны "сильный" руководитель - и не нужно было ничего ломать". Увы этим людям. Если в стране созревает конфликт, "достойный" разрешения в виде гражданской войны, никакой руководитель не сумеет отменить его. В огне брода нет. "Сильный" руководитель может лишь несколько оттянуть начало конфликта, но тем сильнее грянет буря тогда, когда сдерживающая сила падёт. А она падёт, и падёт неизбежно - потому, что Воронья слободка застрахована всеми разрешение неразрешимого конфликта необходимо обеим его сторонам. То есть, "сильный" руководитель, препятствующий началу движения общества вперёд, в подобной ситуации окажется в одиночестве против собственной страны. Которая свергнет его и с восторгом приступит к кровавой трапезе на улицах.

В такой ситуации помочь стране, хотя бы на первом этапе, способен, скорее, "слабый" руководитель. При нём отдельные силы ещё до начала открытой фазы конфликта смогут более или менее чётко определиться со своими потребностями и возможностями, действуя в рамках легального поля. Чем более результативной будет открытая дискуссия, ведомая до начала драки, тем более целеустремлённой (то есть, быстрой и избирательной в своих воздействиях) может быть сама драка. Это способно несколько "поднять КПД" насилия и в результате уменьшить общие потери страны. Хотя если в активной фазе конфликт затянется, то этот эффект исчезнет.

Предсказать дальнейший ход египетского противостояния едва ли возможно. Останется ли число жертв в пределах сотен, или перевалит за тысячи? За десятки, сотни тысяч? Случатся ли египетские "Вандея" и "площадь Революции"? Мы не знаем. Мы неплохо понимаем революции и последовавшие за ними гражданские войны, имеющие в своей основе классовый конфликт. В новейшей истории европейского цивилизации таких революций было достаточно для того, чтобы можно было составить мнение и определить хотя бы некоторые общие принципы. Опыт гражданских войн, в основе своей имеющих этнические конфликты, у нас также велик, и мы может судить о них вполне здраво. Но применительно к гражданским войнам, которые ведутся между собою не классами или народностями, а сторонниками, в конечном итоге всех рассуждений, ума свободного и ума ограниченного догмой, наш доступный рядовому исследователю исторический инструментарий, насколько я могу судить, скуден и ненадёжен.

Тем не менее, попробуем порассуждать. Как может конфликт подобного египетскому рода разрешиться в пользу светского государства? Выборами? Это крайне маловероятно. Переубеждением противника? С таким противником это технически неосуществимо. Физическим истреблением исламистов? Это нежелательно, ведь придётся залить Египет кровью. Остаётся только один вариант. Дать религиозникам понять, что именно здесь и сейчас им не обломится. А для этого необходимо просто сражаться и побеждать. Всё так просто, да. :) Тогда недобитые активисты "Братьев-мусульман" поедут искать себе джихад в другие страны, а в государственных школах во избежание эскалации конфликта в будущем можно будет начать процесс воспитания детей с целью выработки сознания, невосприимчивого к мракобесию и фанатизму. То есть, научного.
_________________________

Ситуация в России с событиями в Египте, насколько я могу судить, напрямую не связана. Но в вопросах гражданской войны между современными Египтом и Россией имеется значительное сходство. Это сходство, прежде всего, в том, что в обеих странах гражданские войны фактически неизбежны. Обе страны "нажили" себе принципиально неразрешимые конфликты.

Только в России всё ещё хуже.

Во-первых, у нас весьма остро стоит классовый конфликт. Я полагаю, что сам по себе он не будет основным психологическим "запалом" новой российской гражданской войны. Но отрицать его влияние наверняка будет нельзя. В частности оттого, что в современной России этот конфликт тесно переплетается с двумя другими.

Во-вторых, у нас активно развивается тот же конфликт, что сейчас разрывает Египет - между секуляристами и сторонниками "талибанов", православного и исламского. Этот конфликт переплетается с конфликтом классовым. В этом переплетении секуляристское сообщество условного "среднего класса" противостоит "православному талибану" крупной паразитарной буржуазии и "исламскому талибану" неквалифицированных рабочих и мафии.

В-третьих, продолжает углубляться конфликт культурно-этнический. В этом конфликте переплетение с двумя другими в своей нерешаемости обычными методами достигает уровня гордиева узла. Здесь русская этнокультурная идентичность сталкивается с несовместимыми с ней этнокультурными идентичностями среднеазиатских и кавказских этносов, отличающихся от большинства членов сообщества с квалифицирующим признаком "русская идентичность" также по классовым признакам и по отношению к месту религии в жизни общества.

В целом при взгляде на противоборствующие стороны вырисовывается нижеследующая картина.

Первой стороной новой российской гражданской войны будут: мелкие буржуа и квалифицированные рабочие, они же русские по этнокультурной идентичности секуляристы.

Второй стороной новой российской гражданской войны будут:
- крупные буржуа (и "сросшиеся" с ними коррупционеры), без этнокультурной идентичности или с нерусской идентичностью, притом клерикалисты;
- мафиози (и "сросшиеся" с ними коррупционеры) с нерусской этнокультурной идентичностью, притом клерикалисты;
- неквалифицированные рабочие с нерусской этнокультурной идентичностью, притом клерикалисты.

Особой группой будут клерикалисты с русской этнокультурной идентичностью, в классовом отношении "сросшиеся" с крупной буржуазией, коррупционерами и мафией. Этим людям придётся делать выбор. Однако лично я не сомневаюсь, что имея со второй стороной два схожих квалифицирующих признака, а с первой только один, они сделают выбор в пользу второй стороны. За какими-то личными исключениями, конечно.

Как мы видим, противоречия между будущими двумя сторонами конфликта глубоки и многосторонни. Возможностей для дальнейшего развития российского общества без катастрофического (по методу) преодоления противоречий я, увы, не наблюдаю.

Приведённая классификация охватывает менее 100% населения. В ней не определяется, что будут делать, к примеру, этнокультурно русские гангстеры, по складу умов не склонные к религиозному фундаментализму. Допускаю, что "товарищ Котовский" сделает выбор в пользу первой стороны. Однако в целом поведение подобных групп может стилистически украсить происходящее, но едва ли способно существенно повлиять на ход событий. Индивидуальный выбор может быть, в принципе, любым. Но статистически значимые общности, скорее всего, распределяться по лагерям станут так, как указано выше.

Что делать сейчас, пока гражданская война не началась (или, что, может быть, точнее, не вошла в активную фазу)? Собственно, об этом уже говорилось здесь.

Всем, кто дочитал, спасибо за внимание. :) Надеюсь, и за понимание.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 10 comments