bantaputu (bantaputu) wrote,
bantaputu
bantaputu

Category:

Разделение труда и проектные ценности

Разделение труда есть способ существования технологического общества. Каждая акция по углублению существующего разделения труда автоматически означает возникновение требования расширения рынка сбыта продукции. То есть, реализуя мероприятия, направленные на углубление разделения труда, мы всегда и неизбежно сталкиваемся с требованием осуществления экспансии. Соответственно, способу существования технологического общества наилучшим образом соответствует психология отдельного человека и группы людей, поощряющая стремление к экспансии. В рамках процессов углубления разделения труда наиболее комфортно будут чувствовать себя индивидуумы и коллективы, принятые с воспитанием ценности которых объективно ориентированы на завоевание.

Нетрудно заметить, что такие глобальные проекты, как Исламский и Красный, а также национальные проекты, такие, как нацистский, важную роль в которых играют социальные ценности, идеалы общности и сотрудничества, объективно проигрывают Западному проекту в отношении психологической подготовки населения к требованиям, предъявляемым акциями по углублению разделения труда, которыми неизбежно постоянно сопровождается существование технологического общества. Принципы индивидуализма, личного успеха, понимания “Божественной Благодати“ как проявляющейся посредством награждения людей при жизни поощрением их материальных достижений, соответствуют психологическим требованиям технологического общества куда более, чем что либо иное. В “протестантской этике“ неотъемлемо присутствует “спортивный“ элемент - “Спасение“ воспринимается не как “божественный дар“, а как личный успех. Если в христианской (католической и православной) этике “Спасение“ возможно лишь как следствие воцерковленности, то есть единства с другими верующими, то в протестантизме оно достигается исключительно личными усилиями. (Иногда, как у мормонов, дозволяется попутно “спасти“, скажем, своих родственников, но суть от этого не меняется). Подобный подход провоцирует людей на представление о мире, как о поле соревнования между людьми, а также как о площадке для экспансии (“более божественный“ образ жизни имеет полное право “наступать“ на “менее божественный“, захватывая его территорию - и это будет считаться богоугодным делом!) То есть, люди, выросшие в рамках Западного проекта, априори лучше подготовлены к идее экспансии, чем воспитанники любого иного проекта.

Предположим, добрый православный собирается выбросить на рынок новый продукт, являющийся плодом взаимодействия НТП и углублённого разделения труда. Продукт этот, как он знает, превосходен, дёшев, и быстро завоюет рынок. Но что будут тогда делать рабочие заводов-конкурентов, продукцию которых перестанут покупать? Пойдут по миру, или, как минимум, лишатся своего пенсионного обеспечения “от фирмы“, будут вынуждены перейти на хуже оплачиваемые работы, сменить места жительства, и т. д. По-христиански ли выпускать новый продукт? Ведь многие люди в результате его появления лишатся средств к существованию, подвергнутся экономическому насилию. Добрый православный непременно должен задаться таким вопросом, тогда, как протестанту он и в голову не придёт. С точки зрения протестанта, его успех будет подтверждением благоволения к нему “Господа“, а неудачников пускай ждут плач и скрежет зубовный, и это справедливо. Мы можем считать такую позицию жестокой, но факт, что требованиям технологического общества она соответствует лучше, чем более “гуманная“ и коллективистская.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments