bantaputu (bantaputu) wrote,
bantaputu
bantaputu

Categories:

Немного об избирательной культуре

Рассуждения об избирательной культуре применительно к таким странам, как современная Россия, по понятным причинам носят сугубо академический характер. Что, однако, не мешает на досуге предаваться таковым - время от времени.

Побуждение к рассуждению пришло из этого поста eugenyshultz. Основная тема - "как можно голосовать за этого Навального, если он водится с кацами и прочими урбанистами, с которыми я категорически не согласен?"

Сам предмет поста eugenyshultz я обсуждать не буду. Меня заинтересовано иное.

Проблема в общем виде (не в случае "eugenyshultz - Навальный") выглядит примерно следующим образом.
Некий кандидат, баллотируясь, утверждает, что проблемы А, Б и В он собирается решать неким способом, который устраивает значительное число его сторонников (назовём их "группа 1"). В то же время существует проблема Г. Указанные сторонники считают, что проблему следует решать способом X. В то же время существует группа избирателей (это будет "группа 2"), считающая, что проблему следует решать способом Y, и она готова поддержать кандидата, если только он согласится учесть их мнение по вопросу Г (который для данной группы исключительно важен). При этом группа 1 категорически не приемлет способ Y. Но голоса и агитационная поддержка группы 2 были бы для кандидата весьма полезны. Вместе с тем терять голоса группы 1 он не может категорически, поскольку это его основной электорат. Что делать кандидату?

Примером вопроса, создающего подобную ситуацию, является, например, вопрос об однополых браках.

Если группа 2 сама по себе весьма многочисленна, то у кандидата есть возможность не предлагать никому никакого решения, а заявить, что после победы на выборах он обопрётся в решении вопроса Г на результаты соответствующего референдума. Надеясь на победу в референдуме, группа 2 может поддержать кандидата не ради решения вопроса Г как такового, а ради шанса на референдум (обычно без поддержки действующей власти провести референдум невозможно). Тем не менее, подобные случаи весьма редки. Многократно чаще мы сталкиваемся с ситуацией, когда группа 2 является враждебным (в части отношения к вопросу Г) меньшинством, не имеющим шансов на победу в референдуме даже при поддержке властей. В то же время голоса группы 2 могут быть весьма важны для победы.

Обмануть группу 2, получить её поддержку и потом не сдержать обещания можно, но только один раз. Принято считать, что избиратели весьма лояльно относятся к неисполнению политиками своих предвыборных обещаний. Это так - но не применительно к сплочённым меньшинствам, выступающим за решение каких-то принципиально важных для них вопросов. Эти обман не забудут.

Поэтому более разумной стратегией для кандидата будет следующая. Он обещает группе 2 поддержать её вариант решения вопроса Г. При этом данное обещание не делается темой, подлежащей широкой огласке. Информация о нём распространяется группой 2 по своим каналам, которые, как правило, незаметны большинству. (Вот вы, читатель, читаете прессу гомосексуалистов?) В случае, если, к примеру, оппонент нашего кандидата на выборах будет пытаться привлечь внимание к данному группе 2 обещанию, в ответ наш кандидат может отшучиваться или же просто лгать - дескать, не обещал я им разрешить браки! Это такая ложь, которая после выборов будет скоро забыта. Тем более, что выполнять обещание, данное группе 2, следует не сразу после выборов, а немного погодя. Внимание же группы 1 следует занимать совершенно другими проблемами - не только А, Б и В, но и Д, Е и прочими. Проблем всегда хватает.

Во многих случаях наш кандидат может совершенно не опасаться последствий того, что "купив" голоса группы 2 своим согласием поддержать их мнение, он тем самым выступил против мнения группы 1 - даже несмотря на всю резкость разногласий между группами. Как правило многие вопросы, вызывающие категорическое неприятие большинства граждан, не имеют к повседневной жизни этих граждан никакого или почти никакого отношения. Если вопрос о платных парковках или о приоритете общественного транспорта над автомобильным в градостроительных концепциях так или иначе затрагивает большинство жителей городов, то вопрос об однополых браках, вызывающий куда менее лояльную реакцию большинства, чем транспортные проблемы, в реальности нетерпимых гетеросексуальных граждан не касается практически никак. Ведь не им же придётся вступать в гомосексуальные браки. Если же у соседей-гомосексуалистов в паспортах появятся штампы, что от этого изменится для окружающих? Ничего. Поэтому решение вопроса Г в пользу группы 2 может вызвать некоторое возмущение группы 1, но реальная готовность протестовать и действовать по данному поводу у группы 1 будет, скорее всего, весьма ограниченной. В общем, нашему кандидату почти нечего бояться. А к следующим выборам все всё равно всё забудут - если мудро решить вопрос Г в пользу группы 2 где-то в середине срока работы.

Чем нас всё это интересует? А вот чем. Похоже, что в современной демократии сам собой сложился механизм решения многих вопросов в интересах скромных в электоральном плане меньшинств. При этом каждое отдельное подобное решение не является критичным для большинства. Однако накопление подобных решений за несколько десятилетий может совершенно изменить общество, превратив его в объект террора маргинальных меньшинств.

Я не первый, кто обращает внимание на данную проблему. Обратите внимание и вы, читатель.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment