bantaputu (bantaputu) wrote,
bantaputu
bantaputu

Categories:

Об основном противоречии социализма

В этой теме сломано немало копий. Обычно усвоившие "марксистско-ленинский способ выражаться" деятели в качестве ответа на вопрос, в чём же состоит это противоречие, сочиняют что-то вроде: "противоречие между бла-бла-бла способом производства и бла-бла-бла формой присвоения".

Это всё чушь или, в лучшем случае, истина в двадцать пятом зеркале. Всё гораздо проще и, вообще-то, лежит на поверхности.

Как мы знаем, основным отличием социализма советского типа от капитализма является то, что если капиталисты действуют в целях извлечения прибыли и при этом максимализация прибыли есть основной критерий успешности их деятельности, то советский социализм демонстративно отказался именно от этого. Отказался от прибыльности как от критерия успешности предпринимательства. Советское государственное предпринимательство осуществлялось не ради извлечения прибыли. (Это не означает, что прибыль советским государством как предпринимателем фактически не извлекалась; извлекалась. Но таковая не была основным мотиватором деятельности государства в экономике).

Я не думаю, что если я скажу, что советский социализм строился не ради зарабатывания денег, то кто-либо, буде из противников или же сторонников советского социализма, станет со мной спорить. Сторонники, скорее всего, даже с гордостью присоединятся: "Да, на том стоим! При социализме деньги как таковые не есть цель человеческой деятельности!"

Хорошо. А где-же обещанное основное противоречие социализма? Так это оно и есть. Экономика при социализме есть, а экономического стимула для деятельности нет. Вместо него есть... правильно: политический. "Догоним и перегоним Америку по производству мяса и молока!" это не экономическая цель, а политическая. Политическая цель, реализуемая средствами экономики. Политическим в этой типичной для советского социализма цели является всё - базовая мотивация, "приводные рычаги", способствующие реализации задачи, последствия и даже ущерб в случае неудачи ("положить на стол партбилет" и "банкротство" - далеко не одно и то же; первое - политическая казнь, второе - экономическая).

Основное противоречие социалистической экономики складывается из того, что таковая лишена внутренних стимулов к развитию и подчинена политическим задачам, по форме оставаясь при этом экономикой (даже не лишаясь полностью денежного обращения). При социализме советского типа экономика есть продолжение политики иными средствами. Замкнутая система с внутренней мотивацией, чем является экономика при капитализме, при социализме становится открытой системой с внешней мотивацией. Внешние мотиваторы противоречат потребностям системы-служанки, и в этой системе появляются бесчисленные дисбалансы, компенсируемые административно. При этом трудящиеся в СССР мотивировались к труду в основном, как и при капитализме, экономически (хотя имело место и внеэкономическое принуждение).

Таким образом, основное противоречие социализма состоит в противоречии между экономикой, в целом экономически демотивированной, но при этом построенной на труде экономически мотивированных граждан, и мотивирующей экономику, но притом действующей на основе внеэкономических стимулов политикой. То есть, налицо комплексное противоречие - одна его часть лежит внутри экономики, другая - между экономикой в целом и политической надстройкой. Выражение "Политика есть концентрированное выражение экономики" применительно к социализму советского типа меняется на имеющее противоположный смысл. Советская экономика пыталась быть концентрированным выражением политики - там, где ей здоровье позволяло. А экономическая мотивированность трудящихся была всему вечной помехой.

Без мотивации, пришедшей из иной сферы (из сферы политики) экономика советского типа не работает - поскольку просто не знает, чем бы ей заняться. Политики - эти чистые художники государственнического искусства - способны придумывать задачи для экономики лишь в определённых пределах. Как правило, политиков интересуют, в первую очередь, как говорил Де Голль, "главные дела государства" - оборона и внешние сношения. Здесь они по части выдумывания задач для экономики молодцы и способны загнать её, как лошадь. Политики, не зависящие от власти денег, склонны учитывать собственные потребности экономики лишь постольку, поскольку их к этому вынуждают экстренные обстоятельства. Когда "лошадь упала, упала лошадь", политики советского типа в недоумении дают ей немного овса и отдохнуть, а затем поднимают пинками.

В пропаганде экономика советского типа, как мы помним, постулировалась как "средство обеспечения всё возрастающих потребностей советских людей". Советская экономика, действительно, умела обеспечивать потребности - но лишь те, на которые напрямую указывало начальство (после очередной плодотворной в части лицезрения богатств разлагающегося Запада заграничной поездки, например), и лишь ценой создания всё новых и новых дисбалансов. Там же, где оказывалось, что одному нравится арбуз, а другому свиной хрящик, советская экономика пасовала - ведь не могло же руководство догадаться обо всех потребностях всех советских людей, особенно о тех из них, о которых сами советские люди не догадывались? Это капитализм умеет создавать потребности, а социализму это не нужно - созданные ранее бы кое-как удовлетворить. Отсюда следовало постоянное отставание СССР в деле производства потребительских товаров (а не только из клинически безнадёжного дисбаланса между производствами групп А и Б). Самостоятельно увидеть потребность и удовлетворить её советская экономика не умела совершенно - поскольку не видела потребителя, как экономического субъекта. Она могла только получить от руководства приказ на слепое, бездумное по отношению к потребителю удовлетворение потребности оного и выполнить этот приказ. А когда руководство смотрело в другую сторону, не происходило просто ничего.

Отсюда же (а вовсе не из советского милитаризма и не из иностранной угрозы - по крайней мере после создания в СССР ЯО) следовала страсть советской экономики к накоплению различных военных запасов. Вот нечем экономике заняться - все прежние приказы начальства выполнены, начальство в отпуске; что делать? Есть простое решение - давайте запасём на каждом предприятии запчасти и материалы на полгода непрерывной работы по номенклатуре изделий военного времени, например? А ведь вдруг война? И вот уже вся производящая экономика может полгода работать просто на склад. Все заняты и счастливы. Система мотивирована и крутится в бешеном темпе.

Добрыми гениями советской экономики были те политики, которые умудрялись поставить перед ней масштабные долгосрочные цели, улучшающие, а не ухудшающие общий экономический баланс. Таким был, например, призыв Горбачёва дать каждой советской семье отдельную квартиру к 2000 году. Получив такой политический мотиватор (экономически ничто не вынуждало Горбачёва к такому решению) система должна была обрадоваться и начать бешено крутиться - ведь она обрела ясную и притом чрезвычайно трудоёмкую цель. "Наши цели ясны, задачи определены. За работу, товарищи", - лишь бы кто-нибудь пришёл и сказал это - вот мечта советской экономической системы. Экономика тогда и начала крутиться - и все получили бы квартиры к 2000 году, я уверен - если бы всё тот же Горбачёв внезапно не поставил перед страной в целом задачу убить себя апстену.

Политики - они такие. Ненадёжные.
Tags: Капсоц
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 28 comments