bantaputu (bantaputu) wrote,
bantaputu
bantaputu

Categories:

Капитализм. Социализм. Роботы. Тюрлюрлю.

Со строго "механистической" (отражающей механику процесса принятия решения) точки зрения в любых условиях предназначение робота всегда одно и то же - избавиться в каком-то процессе от человека, неприятного этому процессу своей непредсказуемостью, требовательностью, слабостью, нестабильностью и т. д. Но принимая во внимание социально-экономические условия применения роботов мы, возможно, сумеем выявить некоторые различия в зависимости от вводных.

Оговоримся, что для нашего рассуждения нет особой разницы между роботами, программируемыми манипуляторами и иными средствами автоматизации процессов. Также мы не станем делить процессы на производственные или иные. Так и кукла из секс-шопа для нас будет чем-то вроде робота, ведь она тоже заменяет человека.

При социализме (советского типа - другие социализмы мне малопонятны), в принципе, различия между фактическим положением дел и описанной выше "механистической" точкой зрения не прослеживается. И рабочий, и руководитель предприятия (или иное лицо, принимающее решение о роботизации или автоматизации процесса) есть наемные работники, трудящиеся ради достижения общей цели. С экономической точки зрения при социализме руководитель и рабочий находятся в равном положении (но не с административной точки зрения, естественно). Если руководитель предприятия принимает решение о роботизации или автоматизации, то он делает это для того, чтобы избавиться (в данном конкретном процессе; увольнение как таковое - особый вопрос) от некоторого количества своих надоедливых коллег. Поведение руководителя советского предприятия, в общем-то, ничем не отличается от поведения человека, обращающегося в секс-шоп за заменителем представителей противоположного пола. Главенствует и определяет его действия стремление получить результат (выполнить план) с наименьшими нервными затратами. Экономический эффект роботизации для советского руководителя играет лишь иллюстративную роль, поскольку собственно экономические реалии, как мы знаем и что обсуждалось в позапозапрошлом посте ("О дефиците в СССР - 1"), при социализме (в той степени, в какой он есть социализм, а не распространенная смесь оного с капитализмом) всегда подчинены неким Высшим соображениям (каковое его качество, по большому счету, и делает социализм самим собой). Здесь, отметим походу, мы сталкиваемся с основным противоречием социализма, состоящим в том, что социалистическая система производства по своей сущности ориентирована именно на снижение издержек (какое капиталистам, объективно говоря, и не снилось), но с политической точки зрения систему ставят на службу иным задачам. Но об этом лучше поговорить отдельно.

При капитализме во главу угла, как принято считать, принятие решений продиктовано стремлением к обезличенной рыночной эффективности, в данном случае к снижению издержек. Снижение затрат нервной энергии для принимающего решение капиталиста, возможно, само по себе и желанно, но столь же второстепенно, сколь для советского руководителя снижение издержек. Капиталист, роботизируя производство, стремится именно сократить издержки. Он сокращает издержки за счет стоимости рабочей силы. Как показано в позапрошлом посте, стоимость рабочей силы с точки зрения рабочего складывается из природной ренты, образуемой личными физическими и интеллектуальными способностями рабочего, данными ему природой, и капитала рабочего, образованного его приобретенными знаниями и навыками. Капиталисту, в принципе, глубоко безразлично, из чего состоит стоимость рабочей силы - он платит за результат. Но нам, как исследователям, это может быть и не все равно. :)

Приобретая рабочую силу, капиталист платит, в частности, за способности рабочих, данные им природой. Зачем он это делает? У него что, своих таких же способностей нет? В общем случае капиталист точно такой же человек, что и его рабочие. За что же он платит деньги? Если бы у капиталиста была способность самостоятельно приводить в движение все те машины, за приведение в движение которых он платит рабочим, он, конечно, не стал бы платить рабочим. Но у него нет такой способности, но она есть у коллектива рабочих (который может состоять и из одного рабочего, что не меняет сути дела). То есть, капиталист платит рабочим за использование тех их способностей (способностей находиться в рабочее время на всех одновременно рабочих местах и делать свое дело), каких нет у него самого.

Таким образом, капитализм в сочетании с общественным способом производства порождает принципиальное неравенство между рабочим и капиталистом в области производства (неравенством в пользу рабочего). С экономической точки зрения именно это неравенство и порождает способность экономики капитализма оплачивать рабочим их природную ренту. Данное неравенство сочетается с неравенством между капиталистом и рабочим в области присвоения (на этот раз в пользу капиталиста). Означенные два неравенства и создают тот своеобразный клубок человеческих взаимоотношений, который представляет собой капитализм.

Что же делают роботизация и автоматизация? Они устраняют неспособность капиталиста выполнять производственные функции, которые могут выполнять рабочие. Робот делает капиталистов и рабочих концептуально равными - так же, как это делает с людьми вообще шестизарядный револьвер (который, по идее, тоже есть маленький робот). Неравенство при этом устраняется за счет устранения из процесса производства (в данном конкретном месте) самих рабочих. Полное устранение наемных работников из производственного процесса теоретически с экономической точки зрения превращает капиталиста в ремесленника-кустаря (правда, вооруженного самыми современными достижениями техники). Что, в общем-то, ликвидирует капитализм и общественное производство как таковое.

Альтернативной капитализму формацией может быть не только социализм, но и система, при которой каждый отдельный человек (или, допусти, отдельная семья - как в сельском хозяйстве фермерского типа) будет производителем законченной товарной продукции. В этом случае с исчезновением общественного производства исчезнут и эксплуатация (по крайней мере, в ее нынешней форме), так и противоречие между формами производства и присвоения. Может ли когда-нибудь технический прогресс достичь уровня, который позволит отдельным людям и семьям превратиться в независимые товаропроизводящие кластеры без снижения общего уровня развития техносреды до уровня XIX века? Трудно сказать. Отметим лишь один момент. Формирование полноценного "фермерского" типа экономики неразрывно связано с требованием обеспечения каждого "фермерского кластера" (каждого индивидуального предпринимателя) неким независимым источником энергии, достаточным для его производства и потребления. Перспективы научных прорывов в этом отношении туманны. Соответственно, уже только по этой причине трудно что-либо сказать о будущем "фермерской" социально-экономической формации. Хотя некоторые элементы оной могут возникать уже сейчас, причем как в низкотехнологичных, так и в высокотехнологичных отраслях экономики, в творческих областях. Самозанятость населения как оружие против капитализма? Почему нет? По крайней мере это реальнее, чем появление на политической сцене коммунистов, достойных этого названия. Хотя в отсутствие соответствующей научно-технологической базы "фермерский" тип экономики будет, безусловно, иметь лишь ограниченное значение.

Есть, однако, еще одно направление, действия в котором можно (может быть) выйти из противоречивой капиталистической ситуации. Поскольку этот пост получается уж очень длинным для движка ЖЖ, продолжу в следующем.
Tags: Капсоц
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 6 comments