bantaputu (bantaputu) wrote,
bantaputu
bantaputu

Categories:

Об одной проблеме социалистической экономики

А именно о трудностях с внедрением новшеств в производство, в особенности производство предметов потребления.

Собственно, это к разговору. Многобукаф.

Попробую представить механизм возникновения проблемы наглядно. В рамках оптимистичной истории с хэппи-эндом.

Предположим, в стране А социализм и плановая экономика, вследствие высокой квалификации плановиков и прочих ответственных товарищей работающая очень эффективно. При этом в стране А зимой холодно, и жители её предпочитают в указанное время года ходить в валенках.

Когда-то в стране А не было социализма и плановой экономики, и тогда валенки производились кустарным способом, имели среднюю себестоимость 3 рубля (на советские деньги: как назывались собственные деньги страны А мы не знаем) и продавались в среднем по 4 рубля и имели среднюю продолжительность службы 2 года. Позволить их себе могли, увы, не все жители страны. Поэтому значительная часть населения зимой ходила чёрт-ти в чём, мёрзла и болела, а ради приобретения валенок людям приходилось отказывать себе в культурных благах - чтении марксистской литературы, например. После установления социализма мудрые плановики решили устранить проблему и, руководствуясь законами производства, построили суперфабрику по производству 100 миллионов пар валенок в год. При этом вследствие укрупнения производства и внедрения конвейерных технологий себестоимость пары валенок снизилась до 30 копеек, их продажная цена до 40 копеек. При этом за счёт улучшения технологии производства срок службы пары валенок увеличился до 3 лет. Теперь валенки стали доступны каждому. Люди обрели реальные материальные блага, перестали зимой мёрзнуть и болеть, а на сэкономленные на покупках валенок деньги значительно подняли свой образовательно-культурный уровень. Отметим, что производимые в достатке валенки свободно продаются в магазинах - нет ни очередей, ни каких либо иных проблем с распределением.

Обрадованный такой заботой о себе народ испытывает полное доверие к Правительству и Госплану персонально.

Налицо полная победа социализма и плановой экономики над важной для народа проблемой. Надеюсь, ни у кого не осталось сомнений, что если мы хотим обеспечить народ валенками, то необходимо строить социализм. Я не шучу. Если мы точно знаем, что хотим, то проще и дешевле всего будет обеспечить производство этого плановым методом.

Теперь предположим, что некий умный умник однажды в оттепель промочил в валенках ноги и простудился. Лёжа в постели с температурой и кушая чай с малиновым вареньем он задумался, а нельзя ли надевать на валенки резиновые галоши - чтобы избегать промокания первых и, соответственно, сопутствующих промоканию неприятностей. В силу социалистических обстоятельств и наличия ума умный умник оказался способен донести свою идею до ответственных товарищей и плановиков. Они рассмотрели оную и быстро приняли решение: "Калошам - быть!" И начали внедрять.

Далее оказалось, что в стране А уже есть завод проектной мощностью 100500 тонн резины в год себестоимостью всего лишь 50 копеек за килограмм (тогда, как резина "допланового" периода себестоилась в 5 рублей за килограмм - убедительный триумф социализма!). Резины, идеально подходящей для производства калош. Можно просто брать готовую резину и начинать клепать калоши по сто миллионов пар в год. Ура, ура! При массе пары калош 500 г на производство калош уйдёт примерно половина мощности резинового завода.

Но увы. Но тут вдруг плановый увы и ах. Завод по производству резины был построен не какими-то тупыми и несознательными прожектёрами, которые строят производственные гиганты не думая о последствиях и их предназначении, а умными и грамотными плановиками. И вся продукция завода расписана по другим резиновым изделиям и включена в план. Нет, не по тем изделиям, о которых вы подумали. Из 100500 тонн резины, которые может производить резиновый завод, 100000 тонн распределено заранее, и прямо завтра можно пустить на производство калош только 500 тонн в год. То есть, можно обеспечить калошами лишь 1 000 000 пар валенок в год, 1% производимого количества.

Ответственные товарищи - люди психически нормальные, трезвые и рассудительные. Они прекрасно поняли, что лучше обеспечить калошами 1% валенок, чем ни одной пары. Да и испытать новую идею надобно, пойдёт ли. станут ли люди носить обновку. Лучше же проверить новшество на небольшом объёме производства, чем сразу вбухивать деньги в завод-гигант. То есть, решили, что сейчас нужно производить калоши из той резины, что фактически есть в распоряжении, а там, если калоши "пойдут", и новый резиновый завод построить. Плановики сказали, что на строительство нового резинового завода от внесения его в план на проектирование до выхода на проектную мощность потребуется пять лет. Хорошо; пять так пять. Не устраивать же аврал из-за каждой калоши. Не война же, в конце концов.

Было начато производство калош из той резины, что была. При себестоимости собственно резины на 1 пару калош в 25 копеек и производства самой пары в 5 копеек было решено продавать пару калош по 35 копеек. Не наживаться же пролетарскому государству на народе. Всё во имя человека, всё во благо человека, ящетаю.

Калоши поступили в продажу, и далее мы знаем, что произошло. В магазинах возникли очереди и давка. "Продажа во дворе; отпуск по две штуки в одни руки". Первую партию калош расхватали моментально. Те, кому калош не досталось, равно, как и те, кого помяли в давке, подсознательно отметили промелькнувшую на миг в их головах крамольную мысль: "Чего-то там эти, которые начальство, недодумали!" Наименее сознательные работники торговли организовали продажу калош "из-под полы" по спекулятивным ценам. Народ подумал: "Ага, вот, вроде, социализм, а торгашам-то лафа!"

Ответственные товарищи, которые начальство, узнав про давку в магазинах и спекуляцию, решили, что что-то они, действительно, недодумали. Тут очень кстати появился видный социалист и марксист товарищ К., заметивший, что в таких случаях даже при социализме следует использовать рыночные механизмы. Оперативно и без проволочки (мы помним, что ответственные товарищи у нас сплошь все квалифицированные и думающие только о деле, и притом никто из них не берёт взяток с работников торговли за создание условий для спекуляции - у нас ведь оптимистичная история с хэппи-эндом) было принято решение поднять цены на калоши до уровня баланса спроса и предложения. Методом тыка после нескольких экспериментов, закончившихся то давкой, то затовариванием, была найдена оптимальная цена - 5 рублей 35 копеек за пару. Вследствие принятого решения в магазинах, действительно, установился баланс спроса и предложения. Правда, у тех, кто купил калоши по такой цене, возникла крамольная мысль: "Дорого! Наживаются на народе, суки!" У тех, кому на калоши не хватило денег даже путём отказа от приобретения свежей марксистской литературы, возникла крамольная мысль: "А как же пресловутое равенство?" Оставшиеся без приработка работники торговли подумали: "Вот бы капитализм вернуть, ужо нам бы никто не вставлял палки в колёса! Может, стоит как-то поработать в этом направлении?" И все мысли были либо с восклицательной, либо с вопросительной интонацией, заметьте. Ни одной спокойной и академической.

На какое-то время в магазинах страны А установилось стабильное положение. А в умах - наоборот. Внезапно масла в огонь стали подливать работники трёх важных для народного хозяйства отраслей - геологи, археологи и реаниматологи. Они обнаружили, что в их профессиональной деятельности хождение в калошах является не только приятным, но и очень полезным. И стали писать ответственным товарищам письма, в которых указывали, что их отрасль должна быть обеспечена калошами в первоочередном порядке. Ответственные товарищи прекрасно поняли, что геологи, археологи и реаниматологи абсолютно правы, и направили партии калош на их нужды. В результате:
1. в магазинах калош внезапно снова стало не хватать - снова возникли очереди и спекуляция;
2. геологи, археологи и реаниматологи стали приторговывать калошами, которых до этого благоразумно выписали себе несколько больше, чем было нужно;
3. поскольку наживаться на геологах, археологах и реаниматологах при прямых (не через магазины) поставках пролетарскому государству нет вообще никакого смысла, и, кроме того, в бюджетах этих трёх отраслей покупка калош по 5,35 не была предусмотрена, для этих категорий покупателей были введены старые цены - 35 копеек за пару калош. Так в стране возникло два уровня цен на один и тот же товар.

Верные заветам марксиста К., ответственные товарищи приняли решение поднять "магазинные" цены на калоши до баланса спроса и предложения на новом уровне - до 7,62 рубля за пару. Баланс установился вновь. А также:
1. спекуляция калошами со стороны геологов, археологов и реаниматологов усилилась;
2. народ стал поговаривать, что раньше только торговля на нём наживалась, а теперь ещё вот три категории привалило - и самих по себе полезных, но ошельмованных отраслей народного хозяйства стало уже четыре.

Чтобы исправить положение, ответственные товарищи решили поднять цены на калоши для геологов, археологов и реаниматологов до "рыночного" уровня, в бюджет им подбросить денег, вырученных от продажи калош, но денег дать не на столько калош, на сколько им выписывали квоту раньше. В результате геологи, археологи и реаниматологи практически перестали спекулировать калошами, а в магазинах установился новый баланс спроса и предложения - на уровне 6,29 рубля за пару.

Калоши, продаваемые свободно, но по 6,29, стали предметом роскоши. Среди недостаточно сознательных граждан (а такие, увы, всегда есть) возникла прямо таки патологическая тяга к хождению в калошах. Их стали носить даже летом, в сухую и солнечную погоду. Фельетонисты страны А откликнулись на это явление текстами, в которых клеймили "стиляг" - как обозвали поклонников калош. В газетах писали, что болезненная страсть к калошам есть признак мещанства и враждебное социализму явление. Возможно, само по себе это и было правдой. Но у читавших такие писания людей возникала мысль: "Что они несут? Джинсы Калоши - это просто штаны обувь, а они рисуют из них какую-то враждебную диверсию. И всё потому, что не могут обеспечить покрытие дефицита, то есть скрывают глупой пропагандой недостатки плановой экономики". Так советские газеты, дотоле пользовавшиеся полным доверием населения, утратили часть своего ореола правдоносцев.

Ситуация ухудшилась тем, что некоторые ответственные товарищи, как выяснилось, были не совсем ангелами. Они были всем хороши - и удалы, и умны, и не брали взяток... Но были у них жёны и дети. Которым вовсе не хотелось промачивать по оттепелям ноги и которые тоже хотели калоши. И ответственные товарищи выделили себе, скажем так, квоту. Причём поскольку поднимать себе зарплату они не решились - ибо это было бы не по-пролетарски - но калоши купить хотелось, они стали продавать их сами себе через спецраспределители по первоначальной цене, по 35 копеек. И всё бы хорошо, и убытка государству, в общем-то, не было, и калош они сами себе продавали совсем немного. Но в народ просочился слух... Который в сочетании с "фельетонной" тематикой создавал психологически весьма неприятную смесь.

Так в борениях и метаниях прошло пять лет, отделявшие первый выпуск калош от запуска завода по выпуску резины для оных. Мощность этого завода плановики страны А определили в соответствии с объективной потребностью в калошах в 50000 тонн резины в год. Пора было начинать производство. И тут выяснилось, что в связи с тем, что новый завод имел лишь половинную мощность старого, при той же технологии производства себестоимость килограмма резины на нём получалась не 50 копеек, а 70. Что делать? Вводить единую по стране цену на резину в 56,6 и 6 в периоде рубля за килограмм? Но в отраслях, которые потребляли продукцию первого завода, такое повышение цен на сырьё в план заложено не было, да и к чему? Эти-то отрасли при чём? И потом повышать цены на всё, по цепочке? Получится, что хотели сделать всем хорошо, а сделали всем плохо? Нет уж. Для калош резина стоит больше, и всё. На сбыте калош повышение цены на 10 копеек по сравнению с 35 копейками после прежней "балансовой" цены в 6,29 не отразится никак. Так в стране всё же возникли два уровня цен на одну и ту же продукцию - от чего, вроде бы, ушли ранее. Но есть такие вещи, которые гонишь в дверь, ан они в окно лезут.

Потом выяснилось ещё одно. Калоши, оказывается, продляли срок носки валенок - с 3 до 5 лет в среднем. В результате сбыт валенок сократился со 100-та миллионов пар в год до 60-ти. Мощности завода по производству валенок стали недоиспользоваться, себестоимость выросла, отчётность ухудшилась. Встал вопрос о частичном перепрофилировании завода, о дополнительном финансировании, о недостатках в планировании. Скандалы пошли.

Тем не менее, вроде, у нас, можно считать, хэппи-энд. Народ полностью окалошен, плохое в основном позади. С отдельными недостатками на фоне счастливого народа, щеголяющего в валенках с калошами, можно и не считаться. Но тут на сцену вновь выходит умный умник. Который как-то раз бегал от инфаркта по весне под дождём в вязаной шапочке, промок и простудился. И подумал, что неплохо бы сшить на такой сезон кожаную шляпу. С зонтиком ведь бег уже не тот. Пришёл к ответственным товарищам, и те задумались. "Свободной" кожи, чтобы обеспечить всех потенциальных их носителей, в наличии не было. Сельское хозяйство - не химическая промышленность, за пять лет производство просто по приказу не нарастишь. А если нарастишь, то корова ведь не из одной кожи состоит. остальное всё тоже полезное, но это нужно и вырастить, и утилизировать. Производство шляп потянет за собой изменения во всех производственных цепочках в сельском хозяйстве, а это такие затраты, которые нести ради одних только шляп нет смысла. Вдобавок в идеологическом смысле опыт с калошами был, как мы помним, не очень удачным, и привёл к некоторой утрате государством авторитета. А это пострашнее простуды будет. В общем, умного умника с его идеями на этот раз послали вдаль. Сказали: "Вот будем в очередной раз поднимать сельское хозяйство, и о твоих шляпах подумаем. А сейчас иди, не хворай". Но руки как-то не дошли. Так и нет до сих пор в стране А производства кожаных шляп. Хоть из Австралии их вези.

Вот и получается, что при социализме и плановой экономике попытка внедрения чего-либо нового порождает социальные, экономические и идеологические проблемы. Избежать появления которых можно только отказавшись от новшеств. Отметим как важное, что при этом происхождение проблем не связано с техническим уровнем экономики как таковым, как в абсолютном смысле, так и в сравнении с уровнем других стран, с прямым или косвенным влиянием зарубежных стран вообще и возможным с самодурством и некомпетентностью отдельных руководителей. Означенные причины при их наличии способны усугубить проблемы, возникающие при новаторстве, но не они их порождают. Их порождают фундаментальные принципы экономики социализма. При социализме тот, кто пытается внедрить новое, на какое-то время по чисто технологическим причинам получает дефицит этого нового. А дефицит разрушает социализм психологически, поскольку создаёт неравенство, с которым социализм по своей природе, вроде бы, призван бороться. Так прекрасные намерения могут дать печальные результаты. А если совсем ничего не трогать, то тоже нерадостно выходит. Безпрогрессно. :)

При капитализме дело обстоит иначе. При капитализме в экономике есть спрос на "эксклюзивные" товары, создаваемый богатыми людьми (по статусным и прочим причинам). Новшества как раз и попадают в разряд "эксклюзива". В результате капиталисты фактически расходуют часть присвоенной ими ранее прибавочной стоимости на технический прогресс. Спустя какое-то время производство нового, получив деньги от спроса со стороны капиталистов, развивается настолько, что становится общедоступным. А там появляется что-то иное новое, и так без конца. Не "до бесконечности" :), но непрерывно.
________________________

В этом месте немногочисленный дочитавший текст до сих строк читатель уже приготовился комментировать в духе "КГ/АМ". Ещё менее многочисленный читатель решает прежде, чем комментировать, спросить: а что аффтар хотел этим опусом сказать? Что капитализм лучше социализма?

Нет, автор хотел сказать иное. А именно, что всё в это мире всегда делается через жопу (ну, может быть, помимо деторождения и некоторых связанных с ним процедур). При этом слово "жопа" используется автором в сугубо пиквикистском философском смысле.

Так вот, если мы хотим создать устойчивую систему, которой жопа не была бы страшна, необходимо внедрить жопу в систему на стадии конструирования. Всякие попытки изобрести "чистую и непорочную" систему обречены на неожиданный приход жопы. Жопа должна отрицать сама себя; это лучшее, что она может сделать. Заставьте жопу работать на вас, и вы будете мудры. Если же вы будете её игнорировать, она вас погубит.

Капитализм научился заставлять человеческие пороки работать на общее благо. Учитесь, господа социалисты. Давно пора.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 5 comments