bantaputu (bantaputu) wrote,
bantaputu
bantaputu

Русские второго сорта

Оригинал взят у starshinazapasa в Русские второго сорта
По поводу гражданства могу лишь повторить свой репортаж пятилетней давности. Если вы не французский миллионер, пляшущий в Саранске в мордовской рубахе с валенками подмышкой, а обычный русский беженец, то российский паспорт получают примерно таким путем



В свете парижских пожаров наши собственные проблемы беженцев отошли в тень. Как говорил герой любимого мной фильма «Отряд»: «Чё те эта Франция? Вот же, твоя земля, твои люди…». Все как-то забыли, что у нас у самих под боком лежит точно такой же фугас.
Арабских гетто у нас пока нет. Зато у нас есть гетто русские. В них живут русские второго сорта — беженцы, люди без гражданства. Не имеющие никаких прав. Даже такого элементарного, как право на медицинскую помощь.
Сколько десятков тысяч русских беженцев живет сейчас в Москве и ближайшем Подмосковье, не знает никто. Их попросту никто не считал. Какую-то статистику пытается вести «Форум переселенческих организаций» — по их данным только из Чечни бежало около 300 000 человек. Это без учета бывших республик.
В отличие от парижских арабов, нашим беженцам терять уже нечего. У французов хотя бы есть гражданство и крыша над головой. У наших — ничего. Совсем ничего.

Если повернуть на развилке от Нового Иерусалима направо и проехать километр-полтора, начинается поселок «Северный». Когда-то это был академический поселок института им. Курчатова. Академиков здесь давно уже нет, земли раскуплены и застроены. Коттеджики по крикливости соперничают с припаркованными рядом с храмом машинами.
А через дорогу от Северного стоят еще несколько домов, к поселку не относящихся. В них живут семьи беженцев.
Собственно, назвать это гнилье домами можно только с большой натяжкой.. Когда заходишь в эти трущобы, пропахшие гнилью и плесенью, ощущение времени теряется полностью. Черт его знает, в каком веке здесь живут — то ли это толстовское темное крестьянство, то ли инквизиция, то ли землянки постфашизма. Но это не Европа 21 века точно. Куда там Клеши-де-буа! Арабы на Францию молится должны.
Семья Валентины Ивановны Водопоенко бежала из Киргизии в 1999 году, когда там началась война. Армии требовались солдаты, рекрутов стали грести по принципу наших российских военкоматов — кто не спрятался, я не виноват. Бесправные русские оказались идеальными кандидатурами. Пожалуй, это был единственный раз, когда Бишкек обратил внимание на неграждан.
— Доходило до того, что приезжала машина и русские, словно зайцы, по огородам прятались. Как от полицаев.


А еще раньше у Валентины Ивановны и её семьи из одиннадцати человек был свой дом в 40 километрах от Бишкека. Огромный домина, и участок огромный — семь гектаров земли. Землю эту обрабатывали еще её деды. За два поколения возвели облицованный кафелем дом, посадили сад, сделали беседку, летний домик. Синекура, рай на земле. Живи не хочу. Не получилось.
Шесть лет жили на птичьих правах. Бросить землю, которую подымали два поколения — рука не поднималась. А продать её было невозможно. Зачем покупать, если скоро можно будет взять даром? Валентина Ивановна обращалась к Акаеву — компенсируйте мне хоть половину стоимости, чтобы я не просила, не унижалась, и мы уедем. Нет, компенсировать не можем — вы не являетесь гражданами России.
За российским гражданством русская женщина занимала очередь в миграционную службу при посольстве РФ ровно месяц. Результат нулевой. Миграционную службу все время реорганизовывали — то Чекалин там начальником был, то еще кто-то. Им не до работы было. Становилось все яснее, что дом и землю придется бросать.
— Не каждый киргиз плохо относился. Нормальные люди. Но общее отношение, отношение государства — мы никто. Как таджики здесь в Москве, вот точно так же и мы там. В наш дом заселилась молодая семья, предложили нам 200 долларов. Я им дала 10 дней — или платите деньги, или уходите и я просто подожгу свой дом. Выгнали их кое-как. Дом свой отдали киргизам-беженцам из Таджикистана. Они такие же как и мы.
Сначала отключили тепло. Затем воду. В общем, уехали.
— В посольстве нам обещали: приезжайте в Россию, эта земля и дом останутся в вашей собственности. Да еще и в России дадим жилье, гражданство, прописку… Щас! В обе руки! У меня вон кипа документов — отказ, отказ, отказ… Спасибо, с гражданством в итоге Лидия Графова и Геннадий Селезнев помогли, а то до сих пор обивали бы эти пороги. Но радости нет, только боль, что досталось мне это такой ценой…
Ни о гражданстве, ни о квартире, ни о прописке, пенсии, льготах, медобслуживании и проч., и проч., и проч. речи попросту не шло. В посольстве (!) посоветовали — езжайте устраиваться в Подмосковье, может, что и найдете. Этим участие государства в обустройстве своих потенциальных граждан и ограничилось.
Сели на электричку и поехали по деревням. На каждой станции выходили, спрашивали работу…
Так и познакомились с председателем истринского совхоза Павленко.
— Добродушный был такой. Дам, говорит, и работу и квартиру. Пришли. Я как эту квартиру увидела, упала… Ну, у меня 4 мужика в семье, отстроим.
Когда-то это были бытовки для строителей, бараки. Строители их бросили, предприимчивый Павленко сносить тоже не стал, оставил себе и придумал сдавать беженцам. Каждый месяц Водопоенко платили ему за жилье 1400 рублей.
Вместо семи гектаров земли и огромного дома, оставленного в Киргизии, семья Водопоенко получила… я даже не знаю как это назвать. Не конура, не халупа, не барак и даже не землянка. Четыре куска гнилой фанеры по бокам и пятый сверху — крыша. Кусок полиэтилена вместо окон. Отгороженный ширмой угол вместо ванной. Буржуйка. Гнилой пол. Осенью — дождь прямо с потолка, зимой сосульки до пола. Одиннадцать человек в десятиметровой комнате. Меньше метра на человека.
Ближайшими соседями Водопоенко по бараку оказалась семья с девятилетней девочкой на руках. У девчушки была опухоль мозга, она умирала, не могла уже даже есть. Умирала в этом гнилье, в полиэтиленовом свете.
Рядом, в таком же развалившемся спортзале бывшего пионерского лагеря жил другой беженец, Константин — прошедший всю войну ветеран-афганец с шестью детьми. Когда-то он был гражданином своей Родины и Родина призвала его на войну, а затем выкинула на помойку — так удобнее и проще.
— Шесть лет мы живем в этом сарае без воды, тепла, без крыши, продолжает Валентина Ивановна. — Сами латали, утепляли, ставили окна, двери. Но до сих пор зимой тут все промерзает насквозь. Хотя плату за жилье Павленко брал с нас исправно…
Регистрации в новом «доме» председатель им так и не сделал. Когда своими просьбами они окончательно его достали, тот попросту выгнал их на улицу:
— Мороз был 28 градусов. Я с работы иду, смотрю — моя сноха с внучкой и бабушка девяностолетняя… А она не понимает, куда он её ведет: «Сынок, я вся в медалях, мне здесь плохо…» Я подошла, говорю: «Сейчас я подожгу и твою собственность и себя и детей…»
В ответ на иск, поданный на председателя Павленко, суд в регистрации и праве проживания семье Водопоекно отказал.

***
В 1992 году, уже после развала Союза, сына Валентины Ивановны Олега забрали в армию. Россия о брошенных русских тоже вспомнила только тогда, когда ей понадобились солдаты. Служил Олег Водопоенко в Грозном. Что там было, он матери не рассказал до сих пор, но, после восьми месяцев госпиталей Олег был уволен из армии по инвалидности — один глаз у него не видит совсем, второй видит всего лишь на сорок процентов. То есть он может различать свет и тень.
Увечье, полученное за государство, еще не является основанием получения гражданства этого государства. Его нужно вымолить. На коленях проползти от Бишкека до Москвы через унижения и плевки. Это вам не Франция.

***
Сейчас Водопоенко воюют за эти бараки, эту землю под бараками — соток восемь-десять. Чтобы просто где-то жить. Потому что дальше — край. Некуда. Ну, просто некуда. Персональный разъезд Дубосеково, бой на котором тянется уже шесть лет, а отступать по-прежнему нельзя. Только Москва теперь не за спиной, а по фронту.
Валентине Ивановне удалось собрать документы, которые подтверждают — бараки эти бесхозные. Никакие свохозы, ОАО, ООО прав на них не имеют. Но несмотря на документы эти бесхозные бараки Водопоенко так и не отдали.
— Сейчас нам поступают какие-то предложения — сначала мы должны уплатить 100 тысяч чтобы оформить этот барак в собственность, а затем можем выкупить его по 500 долларов за метр. Это вот за этот барак!? Но руководитель администрации нам сказала, что если мы через суд сможем признать её за собой, она нам отдаст эту землю. Мы не самозахватчики, это вынужденно.
В миграционной службе в очереди на жилье они стояли 127-ми по счету, но «в ту среду нам сказали, что по новому кодексу жилье выдаваться больше не будет». Кстати, как только Водопоенко поставили на улучшение жилья, миграционная служба тут же лишила их статуса вынужденного переселенца
Инвалиду армии Олегу Водопоенко начислили льготы только в прошлом году. Сначала он не был гражданином РФ. Потом он не был прописан. Потом он не мог получать льготы, потому что у него справка была киргизская, а не российская. А теперь он получает льготы как инвалид, но лишен статуса переселенца и права на жилье. Замкнутый круг.
Субсидий на покупку жилья семье Водопоенко насчитали… семь тысяч рублей. Пожалуйста, покупайте квартиру на 11 человек. Хоть двадцать комнат! Но даже и эти гроши на руки не выдаются — можно только нанять строительную организацию. Аквариум для рыбок построить сегодня дороже выйдет.
В этом бардаке Валентна Ивановна умудряется заниматься ещё и общественной деятельностью. Она — руководитель Истринского отделения московской организации переселенцев. 48 человек с её помощью уже получили гражданство.
Слава Богу, хоть с администрацией поселка у Валентины Ивановны сложились хорошие отношения. С их согласия они начали строиться сами — взяли кредит, теперь пристраивают к бараку еще одну комнату.
— Только сейчас решились что-то делать. Нас же в любой момент могут вышвырнуть. Поселок «Пятница» совсем рядом, глядишь, и до нас доберутся. Строимся на свои страх и риск, ни на кого не надеемся уже. Два года убили только на то, чтобы попасть в миграционную службу. «Принеси лицевой счет, принеси домовую книгу…» Где я возьму домовую книгу, если у меня дома нету?




***
Когда старуху выкидывают на мороз… когда женщина говорит: «подожгу и себя и детей»… когда ветеран ютится в углу неотапливаемого спортзала с шестью детьми… когда умирающего ребенка чудом удалось пристроить в госпиталь Бурденко… Это край, дальше некуда. Если так и будет продолжаться, то когда-нибудь это все обязательно рванет.
Если правительство не хочет думать о своем народе, пускай подумает хотя бы о себе. Поджиганием автомобилей здесь уже не обойдется. Самый опасный человек тот, кто загнан в угол. Им терять уже нечего. Попросту нечего. Вокруг Москвы таких бесправных живет несколько тысяч. Сколько - никто не знает. Дивизия? Две? Десять?
— Мое предложение по-прежнему в силе, — продолжает Валентина Ивановна. — Я обращалась через Андрея Кокошина (председатель комитета Государственной думы по делам СНГ и связям с соотечественниками — А.Б) к власти — вы платите бешеные деньги Бишкеку за аренду военной базы. Берите мою землю — вам семь гектар хватит? Пусть база стоит на моей земле! Бесплатно! Дайте мне взамен клочок земли в России, дайте хоть один гектар! По соглашению между Россией и Киргизией, пункт 7, за русскими, покинувшими страну, остается право собственности на землю а здесь мне предоставляется жилье. Зачем нужно это соглашение, подписанное президентами стран, если и там не сохранили и здесь не дали? Я не бедная, у меня земля, дом, почему я хожу клянчу? Напишите о нас пожалуйста, хочу чтоб до властей дошло — сколько нас таких. Из Казахстана люди бежали, по 100-200 гектаров земли бросали! Зачем за Байконур платите? Берите! Это наша земля, российская! Дайте нам взамен землю здесь…

Впервые опубликовано в "Новой Газете" , 2005 год

А вот так получал гражданство кавалер орденов Отечественной войны 1 и 2 степени, кавалер ордена Красной звезды и кавалер ордена Славы дошедший до Берлина разведчик 177-го гвардейского стрелкового полка полковник запаса Юрий Тимофеевич Лопатин.
http://starshinazapasa.livejournal.com/524812.html

Поскольку все репортажи в "Новой" делались на чистом энтузиазме и за свои деньги, то, как обычно, кто считает нужным, сколько считает нужным:



Либо перевести с любого терминала на Яндес.кошелек номер:
410011372145462
Для пользователей WebMoney кошелек номер:
R361089635093
Кому удобней QIWI - кошелёк номер:
9165031373
В Сбербанке карта номер:
67619600 0038940475
Деньги@Mail.Ru счет № 1091 8001 8976 5902

В PayPal вот такая вот кнопка







Спасибо




Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments